Shasta.
Сила у человека внутри, это известно.
Я стояла с ним и ещё с кем-то. Я осознавала, что нам никогда не быть с ним вместе. Я вслух заговорила:"Нет, это невозможно, этому не бывать". Он подошёл, обнял меня и спросил:"Ну почему ж невозможно?" Он сказал, что любит меня. Просыпаться было хуёво. Душа вновь отравлена.

Я шла медленно, проникаясь каждым моментом, рассматривая себя в витринах. В городе стояла духота, я по центру шла задворками, долго шла. Белый пух летел, как снег той зимой, я шла к нему на концерт. Я не знаю, что чувствовала. Я выглядела, как типичный трэшер. Я решила, что надеру задницы всем на этом гигу. Было слишком рано. Я села в парке на лавочку. Раздался звонок, Миша сказал, что ждёт меня на мосту. Мы встретились, я купила у него журналы, какие надо было, он подарил мне наклейку с группой. Стояли, разговаривали, а потом пошли наконец в клуб, где я снова осталась наедине с собой. Я сначала потерялась, как это всегда бывает. Потом пришла в себя и села на диван, принявшись копаться в телефоне. Ко мне подошёл парень, трэшер по имени Костя, взял у меня номер, вот с ним то мы долго сидели, болтали. Потом пришли ещё Миша и чувак из Gorilla Troops. Как-то все они разошлись кто куда, когда я снова сидела одна, пришёл Максим. Он подошёл и протянул мне руку, я так счастлива была снова видеть его, что даже вскочила с места. Обменялись парой слов, он сел неподалёку, достал гитару. Концерт начала другая группа. Я встала в проходе. Заметила рядом Антона. "Как это ты проскочила мимо нас?", - спросил он. Когда первые закончили, пришёл черёд Танатора. Максим шёл к сцене мимо меня, я пыталась подбодрить его:"Порвите там всех!" Он попросил меня снять пару видосов, у меня специально с собой был взят фотоаппарат. Они играли, я стояла, снимала. Отыграли они достойно, быть может, даже лучше всех. Когда он шёл обратно, он посмотрел на меня, будто ждал, чего скажу. А я хвалила их, как могла хвалила. О чём-то мы поболтали, он сказал, что они отойдут в сторонку и больше мне поговорить с ним за этот вечер так и не удалось. Концерт шёл, он был то совсем рядом, то терялся из виду. Миша попросил меня сфоткать его с контрабасом, за что подарил мне ещё один хороший журнал. А когда всё кончилось, было полдвенадцатого ночи и мне надо было срочно валить к метро, дабы не опоздать, идти далеко. Максим играл в настольный футбол с толпой чуваков, я подошла к Антону и сказала, что ухожу. Он быстро что-то прикинул и стал опрашивать знакомых парней, кто идёт к метро. Найдя таковых, он отправил меня с ними, дабы не шла одна поздно. Вот так вот, я покинула клуб с целой толпой трэшеров, и этой огромной толпой мы направились в сторону метро. А разговаривала я всю дорогу с Лёшей, именно его Антон попросил взять меня с ними. Загрузившись в метро, мы отделались компанией из четырёх парней и меня. Мне надо было выходить первой, на пересадку, и, пожав всем руки, я покинула вагон. Дальнейший мой путь проходил в гордом одиночестве и полусне. В час ночи была дома.

Я встретила много новых людей, и все эти люди поистине замечательные. С каждым разом мне становится всё легче общаться. С каждым гигом всё охуенней и охуенней. Здесь одно правило: ты свой, если ты - это ты. Именно поэтому не стоит бояться. Никогда. А с Максимом моя ситуация не изменится, ходи я на эти гиги хоть до бесконечности.

Какой он? С добрыми-добрыми глазами, полными печали. Таких больше нет ни у кого. С исполненной тоски и боли, но всё так же чистой душой. Ни в ком больше я не вижу того, что вижу в нём. Как бы там ни было, изменить ничего не получается. Как бы там ни было, он навсегда со мной. Он тот, кто научил меня жить иначе, мыслить иначе, тот, кого я никогда не забуду. Всё так, как есть, как бы ни было, всё так, как есть. И для него, и для меня. Не знаю, насколько я ошибаюсь, я чувствую всю ту боль, непоколебимую в нём, сука, как она мне знакома. Если бы только я могла, взяла бы её всю на себя, терять мне уже больше нечего. Мне так жаль, чертовски жаль его, как такое могло с ним случиться... Ты так несправедлива, жизнь, о, ты так несправедлива. Он всю правду сказал. "Любовь каждого здесь никогда не будет счастливой". И боль эта, такая вечная, как мир, как время. Она параллельна жизни. Она делает безумным. Она не убьёт и не спасёт. Она пуста, но переполняет. Она неизлечима. И живи с ней, ты живи, ты только живи, умирать никак нельзя.

@темы: охуеть, концертное, кайф