Shasta.
Сила у человека внутри, это известно.
Я помню плакат на фанерной стене, что пугал меня в ночи. Тогда я была еще совсем маленькая, тогда я была в Карелии. Там было написано "Король и Шут". Я помню первые песни. Именно с них я начинала слушать эту великую музыку, они стали дверьми в новый мир. Я всё-всё помню, все мы помним и никогда, ни за что, не забудем... На их музыке росли поколения рокеров. Они писали сказки для рокерских детей, и не только для детей... У них был свой особенный стиль, не похожий ни на что, и это не ложь. Они были и остались культовой группой, стали легендой и унесли с собой эпоху. Никто, конечно, не знал, что так всё выйдет. Да и говорить об этом нет сил. Тогда, в июле, я не поверила. Не поехала прощаться - было тяжело. Апатия какая-то наступила. Неслась на скутере и неслись мысли в голове:"Отпустишь руль - и ты сразу там же, где он". Всё это, конечно, было бредом и я никогда в серьез не задумывалась о самоубийстве. Но было тяжело, это правда.
Яркое рыжее солнце совсем не грело, оно лишь освещало верхушки деревьев, когда мы проходили по неширокой дорожке среди надгробий. Вокруг всё стояло недвижимо, царила мёртвая тишина. Холодно. Вечное спокойствие пронизывало душу. И еще вечная тоска. Искали мы его недолго. "Король шутов" написано большими буквами на плите. И еще очень-очень много цветов... И он смотрит с портрета. Горшенев Михаил Юрьевич. И только теперь я поверила, только теперь осознала, что это всё. Его больше нет. И как это было, не объяснишь. Стояли мы молча, говорить было тяжело. Я только про себя что-то ему говорила, прикоснулась к надгробию и сказала:"Спасибо". Оставили цветы и ушли.
Что-то внутри изменилось, наверное... Это не объяснить словами, это можно только понять. Ты смотришь на солнце и знаешь, что на это солнце смотрели все: великие и не очень. И вот теперь на него смотришь ты. А когда-нибудь ты больше не сможешь смотреть на солнце. Тогда на него будут смотреть уже другие. И смотреть они будут так же, как ты.
Память о тебе вечна.

@темы: тоска, душевное